Если некуда прописаться что делать

Дважды сирота

Дважды сирота Можно ли в России прожить 20 лет без паспорта Уполномоченный по правам человека в Московской области Александр Жаров помог 20-летней девушке, живущей без всяких документов, получить паспорт. Все началось с полученного по электронке письма: «Я, Екатерина М. живу в Орехово-Зуево, мне 20 лет, с рождения нигде не была прописана, мама пьет, отец только что вышел из тюрьмы. У меня дочка, у нее тоже нет прописки, нам некуда прописываться, помогите, пожалуйста!

Органы опеки мне не помогли, когда я была несовершеннолетней. Также они хотели забрать у меня ребенка и неоднократно говорили: откажись от него. » Екатерина М. прожила без паспорта и регистрации 20 лет.

Ее ребенок стал лицом без определенного места жительства сразу после рождения.

Проблема социального сиротства и детской бездомности остается одной из самых болезненных в России. И в неразрешимости этой проблемы виноваты не только горе-родители, забывшие о своем долге перед детьми.

Катя М. родилась в Калужской области. Отца вскоре посадили, а мать, не оформив на ребенка даже свидетельства о рождении, уехала в Москву. Затем семья перебралась в Орехово-Зуево, где мать, прописавшись сама, прописку дочери делать не стала.

В 15 лет, Катя, лишенная внимания пьющей матери, учебу бросила.

Это не озаботило ни школьных педагогов, ни инспекцию по делам несовершеннолетних, ни органы опеки.

Словно не заметили. Впрочем, и до этого «не замечали» очевидного: безнадзорный подросток, отсутствие документов, редкие посещения школы. В 16 лет Екатерина оказалась в еще более удручающей ситуации, родив ребенка.

Но тут случилось редкое для таких нередких историй чудо: рождение дочки полностью изменило ее отношение к своей судьбе. Ради малышки она захотела выбраться из той ямы, куда все глубже толкали ее обстоятельства. Два года Екатерина обивала пороги учреждений, пытаясь получить паспорт и оформить регистрацию.

Но помощь бомжу, пусть даже несовершеннолетней и с малюткой на руках, не входила в планы орехово-зуевских чиновников. Никто не захотел вникать в перипетии ее судьбы, а из всего пакета личных документов у Кати и ее дочки на двоих было только свидетельство о рождении Оленьки.

Помощи ждать было неоткуда. В паспортном столе ей сообщили, что без свидетельства о рождении она паспорт не получит. Это, кстати, уже было нарушением закона. Поскольку в

«Положении о паспорте гражданина Российской Федерации»

, в частности, указано: «В случае невозможности представления свидетельства о рождении паспорт может быть выдан на основании других документов, подтверждающих сведения, необходимые для получения паспорта».

Кое-какие бумаги у Кати все же имелись, к примеру, школьные табели, паспорт ее матери, которым она — тогда еще несовершеннолетняя — также могла воспользоваться. В любом случае работники паспортного стола обязаны были разъяснить девушке ее гражданские права и то, как ей получить свидетельство о рождении.

По крайней мере, посоветовать почитать закон «Об актах гражданского состояния», в котором предусмотрена подобная ситуация и порядок ее разрешения. В городском управлении соцзащиты в качестве поддержки и защиты девушке предложили.

отказаться от ребенка. А в администрации Орехово-Зуевского городского округа направили все в тот же паспортный стол. Вот тогда-то, в 2012 году, Уполномоченный по правам человека в Московской области Александр Жаров и получил письмо от Екатерины. Восстановление прав девушки началось со встреч с непосредственными участниками «паспортной драмы».

Пришлось еще и еще раз беседовать с чиновниками, убеждая их исполнить и прямые функциональные обязанности, и простой долг милосердия — оказать помощь юной маме и ее маленькой дочери, попавшим в сложную жизненную ситуацию. Не с Марса же и не из Америки они оказались в Орехово-Зуево.

Не без волокиты, но все же удалось найти некое подобие консенсуса, — Катину дочку поставили на учет в детскую поликлинику, и ребенку, наконец, были сделаны необходимые прививки. Для оформления Катиного паспорта пришлось обращаться в УФМС Калуги — по последнему месту пребывания отца девушки, чтобы доказать гражданство родителей. Но в выдаче паспорта все равно было отказано, и следующим шагом правозащитников стало обращение в УФМС Московской области, после чего «паспортный» вопрос решился.

Александр Жаров, Уполномоченный по правам человека в Московской области: — Читать письма, подобные тому, что я получил от Кати М.

не только больно, но и стыдно.

Больно за человека, доведенного до последней черты отчаяния, и стыдно за тех чиновников, которые не только не помогают, но и подталкивают к той черте людей.

Знаю это по множеству других историй.

Мы преодолели массу препятствий для того, чтобы помочь Екатерине и ее дочке — рожденным в России, живущим в ней и никогда ее не покидавшим, — получить лишь то, что положено им по праву — стать официально признанными своей страной гражданами.

Сейчас Екатерина получила паспорт и вместе с дочкой зарегистрирована в небольшом домике на окраине города, пошла учиться в вечернюю школу.

Comments are closed.