Является ли показания полиграфа весомыми доказательствами

Использование заключения психофизиологической экспертизы в качестве доказательства в уголовном процессе

Одной из актуальных проблем отечественного уголовного судопроизводства остается вопрос о возможности введения в уголовное судопроизводство в качестве заключения эксперта результатов психофизиологического исследования, проводимого с помощью полиграфа. Главным аргументом сторонников введения исследований на полиграфе в уголовный процесс является предположение о существовании так называемого психофизиологического феномена, суть которого заключается в том, что стимул (слово, предмет, фотография), несущий человеку значимую в конкретной ситуации информацию о событии, образ которого запечатлен в памяти, устойчиво вызывает физиологические реакции, превышающие реакции на предъявляемые в тех же условиях однородных стимулах, не связанных с событием и не несущих человеку значимой информации.[1] У непричастного к преступлению лица при воздействии на него раздражителей (предъявление объектов, связанных с преступлением, произношение слов-раздражителей) они не вызовут никаких эмоциональных проявлений и сопровождающих их реакций. Таким образом, тестирование на полиграфе может обеспечить, практически, установление истины по делу без проведения каких-либо следственных действий, так как результаты тестирования установят, когда человек лжет, а когда нет, т.е.

позволят установить вопрос о виновности или невиновности. Представляется, что введение результатов исследования на полиграфе в уголовный процесс в качестве доказательства недопустимо. Во-первых, использование полиграфа в доказывании по уголовным делам является вторжением в компетенцию следователя, дознавателя, суда, так как данные, полученные на полиграфе, не отвечают признакам доказательства.

Любое следственное действие направлено на получение данных, имеющих значение по уголовному делу. С помощью полиграфа оцениваются психофизиологические реакции лица на те или иные стимулы после чего выносится суждение об их субъективной значимости, которая свидетельствует о наличии в памяти человека следов события.

Выявление таких следов может служить основанием для решения вопроса о сокрытии информации испытуемым[2] Иными словами устанавливается достоверность сообщенных лицом сведений при тестировании.

По этой причине использование полиграфа само по себе никогда не позволяет устанавливать какие-либо сведения, подлежащие доказыванию. Оценка достоверности сведений, наряду с их допустимостью и относимостью возложена законом на судью, присяжных заседателей, прокурора, следователя и дознавателя.

Во-вторых, заключение полиграфолога не отвечает требованиям, предъявляемым к заключению эксперта.Ст. 8 ФЗ о Государственной судебно-экспертной деятельности (далее – «ФЗ о ГСЭД») закрепляет ряд базовых требований к заключению эксперта, а именно научность и практичность его основы, объективность эксперта, проведение исследования всесторонне и в полном объеме.

Заключение полиграфолога не соответствует ни одному из названных требований: Б) В научной среде нет единой позиции по вопросу о том, как можно интерпретировать реакции, фиксируемые с помощью полиграфа. Одни специалисты утверждают, что эти реакции говорят о лжи испытуемого[3]. другие утверждают, что они говорят лишь о значимости вопросов для испытуемого.[4] В первом случае, это будет являться вторжением в компетенцию органов предварительного расследования и суда.

Во втором случае, информация, говорящая о значимости вопроса для испытуемого, не может способствовать выяснению обстоятельств, имеющих значение для дела, т.е.

не имеет какой-либо процессуальной ценности. В) Требование научности подразумевает, что при проведении повторных исследований объекта- тем же методом, в тех же условиях, мы в большинстве случаев должны получить идентичный результат исследования.

В противном случае метод не отвечает признаку научности, так как противоположенные результаты исследований свидетельствуют о ненадежности метода. Одно дело, когда мы получаем противоположенные результаты по повторным исследованиям, в рамках академической погрешности в 1-2% и совсем другое, когда в 50% случае результаты повторных исследований прямо противоположны первоначальным, что мы и наблюдаем при повторных обследованиях на полиграфе.[5] Более того, невозможно установить, основываясь на каких критериях полиграфологи делают категорические или вероятностные выводы в своих заключениях.

Судебная практика по вопросу о применение полиграфа до сих пор остается крайне противоречивой. Верховный Суд РФ в своих решениях неоднократно подчеркивал недопустимость использования полиграфа в качестве доказательства в уголовном процессе.

Так, например, отклоняя доводы кассационных жалоб, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала: «результаты экспертизы с использованием полиграфа, не могут быть признаны допустимым доказательством по уголовному делу, поскольку сводятся к даче экспертом оценки показаниям лиц, в отношении которых проводится экспертиза как правдивых или не правдивых, что входит в исключительную компетенцию суда. Судом обоснованно совокупность исследованных в судебном заседании доказательств признана достаточной для разрешения данного уголовного дела по существу.

С учетом изложенного, доводы кассационных жалоб о неполноте предварительного и судебного следствия в связи с непроведением очных ставок между Зверевым и Татидиновым и экспертиз с использованием полиграфа, признаются судебной коллегией несостоятельными»/[6] По другому делу суд сформулировал свою позицию следующим образом: «Из материалов дела видно, что во время предварительного расследования провести в отношении Воропаева судебно-психологические исследования не представилось возможным (т.

16 л.д. 87 — 88). Кроме того, подобные исследования не являются доказательствами факта, и, следовательно, не могут представляться в качестве таковых коллегии присяжных заседателей.

Поэтому ссылки Воропаева на отказ в удовлетворении ходатайства об истребовании данных его освидетельствования на детекторе лжи нельзя признать состоятельными»; [7] Верховный Суд РФ последовательно отказывает в признании исследований с помощью полиграфа заключениями эксперта и использованию их в уголовном судопроизводстве: «Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе. Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст.

74 УПК РФ. Данные использования полиграфа при проверке достоверности показаний подсудимых не являются доказательством. Подсудимые непосредственно были допрошены в судебном заседании, и оценка их показаний относится к компетенции присяжных заседателей, а не эксперта»; [8] В то же время нередко в решениях судов районного (городского) звена встречаются примеры, когда суд ссылается в приговоре на заключение ПФЭ, как на доказательство по уголовному делу: «Допрошенный в качестве свидетеля ФИО33 пояснил, что он в ДД.ММ.ГГГГ в ОАО « » проводил тестирование Лумпова, ФИО2 и ФИО1 с применением полиграфа, применяя методику контрольных вопросов, утвержденную российским стандартом.

У него имеется соответствующее образование и специальные познания в этой области, полиграф сертифицирован, о чем имеется сертификат соответствия.

Достоверность данных опроса с применением полиграфа составляет 97-99 %. Тестирование проводилось в предусмотренной методикой обстановке, с согласия опрашиваемых, в предтестовой беседе каждому из опрашиваемых была разъяснена необходимость дачи правдивых ответов, поскольку полиграф сразу же определит ложные ответы.

По итогам опросов он написал заключения, в которых сделал выводы о том, что ФИО2 и ФИО1 дают правдивые ответы о совершении хищения металлолома с участием Лумпова, в то же время Лумпов говорит неправду о том, что к хищению металла не имеет никакого отношения».

[9] Полагаю, что практика, признающая за ПФИ статус заключения эксперта, не имеет под собой ни законодательного, ни научного обоснования, в связи с чем использование заключения ПФЭ в уголовным процессе недопустимо.

Comments are closed.