Нужно ли за лицензионные платежи платить пошлины

Нужно ли за лицензионные платежи платить пошлины

Таможенные органы определяют размер ввозных пошлин и НДС, включая лицензионные платежи в таможенную стоимость товара – такая логика вытекает из Соглашения «Об определении таможенной стоимости товаров. » от 29.10.1998 года № 164ФЗ. Однако этот подход существенно увеличивает накладные расходы предприятий, приобретающих товары за рубежом по договору лизинга.

Как ввезти товар или оборудование на территорию РФ по договору лизинга, и какой таможенной пошлиной он должен облагаться в действительности?

На эти вопросы Верховный суд отвечает через Определения экономколлегии не первый год.

Однако судебная практика по-прежнему выглядит иначе.

Включение лицензионных платежей в таможенную стоимость товара сильно увеличивает накладные расходы предприятий, приобретающих товары в лизинг за рубежом, за счет роста ввозных таможенных сборов (пошлин и НДС). Такой подход сильно ограничивает ввоз импортного оборудования и инвестиции в производственный сектор.

До последнего времени в арбитражной системе не сложилось единого подхода к вопросу обоснованности включения лицензионных платежей в таможенную стоимость ввозимого товара.

«Суды всех инстанций последовательно отказывают заявителям, считая, что решения таможенников о включении в таможенную стоимость процентов по лизингу обоснованы»

, – говорит Дмитрий Морев, эксперт Центра развития современного права .

Право.ru сформировало статистику дел по таможенным спорам из-за лизинговых платежей, по которым принимались решения в период с апреля 2015 по май 2018 года. Аналитики Право.ru рассмотрели судебные споры лизинговых компаний с таможенными органами за последний год (с апреля 2015 по май 2018), из них 35 дел касались лицензионных платежей.

Эти споры пяти местных таможенных органов с четырьмя крупными компаниями рассматривались в пяти арбитражных судах.

При этом все эти решения были вынесены судами первой инстанции: «Традиционная точка зрения таможенных органов о необходимости определения таможенной стоимости предмета лизинга исходя из всей совокупности платежей по договору понятна. Она позволяет с наименьшими усилиями обеспечить исчисление максимально возможных таможенных платежей

«, – комментирует Иван Шиенок, руководитель налоговой практики «

Инфралекс».

Слабость позиции ФТС, по мнению эксперта, состоит в сложной природе договоров лизинга, которые не во всех случаях представляют собой исключительно цену товара: «Они могут включать в себя, например, плату за предоставление лизинговой компанией финансирования или другие услуги, которые, хотя и подлежат оплате лизингополучателем, все же не являются непосредственно ценой товара и не могут учитываться при определении его таможенной стоимости. На данную проблему неоднократно обращали внимания суды высших инстанций», – подчеркивает Шиенок. В 22 случаях из 35 судами было отказано в удовлетворении заявлений, а 12 из этих дел до сих пор находятся на стадии обжалования.

Аналитики седлали вывод, что решения судов по этим спорам фактически одинаковы, хотя дела эти вели разные судьи, что свидетельствует о единообразии практики. Однако семь дел из 35 дошли до Верховного суда, который отправил их на новое рассмотрение, что говорит о новом подходе Верховного суда к подобным спорам.

«При анализе вопроса о включении в таможенную стоимость суммы лизинговых платежей важно понимать, что лизингополучатель не является собственником переданного ему товара, в связи с чем обладает ограниченными правами пользования и распоряжения имуществом»

, – напоминает Никита Сорокин, консультант Департамента налогового консалтинга «ФБК Право» .

По своей природе лизинговый платеж выступает платой за услугу по финансовой аренде, предоставляемую лизингодателем лизингополучателю, а не ценой, уплачиваемой арендатором за определенное договором имущество при его продаже –

«следовательно, такой платеж не должен считаться предметом таможенного регулирования»

, считает Сорокин. Но на практике регулирование выглядит иначе.

» Таможенная стоимость товаров, ввозимых на территорию Таможенного союза, регулируется рядом международных документов, национальными законодательными и подзаконными актами»

, – напоминает Антон Помазан, старший юрист BGP Litigation . Среди этих документов – статья VII Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года, соглашение от 25 января 2008 года

«Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза»

, положения права Всемирной таможенной организации (документы Технического комитета по таможенной оценке Всемирной таможенной организации: Study 2.1) и разъяснения Федеральной таможенной службы РФ (письмо от 19 ноября 2008 г.

№ 05-33/48386). • стоимость объекта аренды (предмета лизинга), указанная в договоре аренды (лизинга), счетах-проформах, договоре страхования и других товаросопроводительных документах; • прейскурантная цена товара или цена товара по каталогу (в отношении товара, бывшего в употреблении, – цена нового товара за вычетом суммы износа); • стоимость объекта аренды (предмета лизинга), указанная в отчете об оценке объекта, который соответствует требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности; • сумма арендных (лизинговых) платежей, рассчитанная на весь срок полезного использования объекта аренды (предмета лизинга), если договором аренды (лизинга) не предусмотрен переход права собственности к арендатору (лизингополучателю); • выкупная цена с учетом дополнительного начисления суммы арендных (лизинговых) платежей (при условии, что в сумму арендных (лизинговых) платежей не включена выкупная цена), если в договоре аренды (лизинга) содержится условие о выкупе арендованного товара и предусмотрен переход объекта аренды (предмета лизинга) в собственность арендатора (лизингополучателя) по истечении срока договора аренды (лизинга) или до его истечения (статья 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статья 28 Федерального закона от 29 октября 1998 года 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»). «Перечисленные способы определения таможенной стоимости применяются последовательно, – говорит Помазан, – а при невозможности определения таможенной стоимости первым способом или получении недостоверных результатов применяется следующий и так далее. В этой связи, чтобы минимизировать риски изменения таможенной стоимости товара таможенными органами, декларантам необходимо указывать достоверную стоимость предмета сделки в лизинговых договорах, а также раскрывать структуру лизингового платежа для возможности выделить его в сумме платежей, не относящихся к стоимости товара».

Но, по замечанию эксперта, пожелавшего остаться неназванным, наиболее сложная проблема лизинга, над которой бились и бьются российские суды, – это вопрос о составе лизинговых платежей: «Иногда платеж включает только плату за пользование вещью, а сама вещь после окончания срока лизинга подлежит возврату лизингодателю. В большинстве случаев, однако, практикуется выкупной лизинг, когда после окончания договора лизинга вещь передается в собственность лизингополучателю.

И вот здесь основной вопрос: должен ли лизингополучатель платить помимо уже уплаченных лизинговых платежей еще и выкупную цену, и если должен, то как эту цену надо определять?

» По мнению комментатора, суды сталкивались с примерами, когда выкупная цена «

запечатывалась» в лизинговый платеж, и по окончании лизинга вещь переходила в собственность лизингополучателя либо без доплаты, либо по символической цене – например, 1 руб. или 1 тыс. руб. «Разделить плату за собственно лизинг и выкупную цену в подобных случаях почти невозможно.

Вероятно, такие проблемы могут стать причиной разных подходов к определению таможенной стоимости товаров, в том числе и разных подходов судов», – считает он. При этом эксперт подтверждает актуальность вопроса, так как Верховный суд уделяет повышеное внимание к этой проблематике: «При применении оценки таможенной стоимости в качестве лизинговых платежей важно учитывать разъяснения в Определении ВС от 3 марта 2018 г. N 305-ЭС15-14109 «. В документе говорится, что лизинговые платежи «включают в себя вознаграждение за услуги лизинговой компании, в том числе оплату услуги по предоставлению финансирования (лизинговый процент), стоимость которой не относится к цене предмета лизинга как товара, подвергаемого оценке в связи с его ввозом на таможенную территорию».

Этот тренд подтверждает и Дмитрий Морев из Центра развития современного права . «Экономколлегия в ряде определений сформулировала общий подход к вопросу включения в таможенную стоимость товара лизинговых платежей. Основное решение – такое включение неправомерно», – подчеркивает эксперт.

Такой подход основан на признании того, что таможенная стоимость товара должна соответствовать его действительной стоимости – то есть той, по которой совершается сделка с аналогичным товаром на рынке, а лизинговые платежи не могут приравниваться к рыночной стоимости товара, поскольку их экономическое содержание иное.

«В состав лизинговых платежей, помимо прочего, входит и вознаграждение лизинговой компании, стоимость ее финансовых услуг»

, – напоминает Морев.

Эксперт выделил ряд дел, которые, по его мнению, формировали позицию Коллегии по экономическим спорам Верховного суда и были направлены на новое рассмотрение:

  1. ООО «ИЛС» против Центральной акцизной таможни (ЦАТ) 305-КГ15-13551
  2. ООО «Дискавери» против ЦАТ 305-ЭС15-13547
  3. ООО «Дискавери» против ЦАТ 305-ЭС15-14109 и

«Коллегия сбалансированно подошла к оценке этой ситуации – тут нет оголтелого уклона в пользу бизнеса», – комментирует Морев.

–Более того, судьи указали, что таможенный орган вправе проверять насколько добросовестно определена таможенная стоимость товара. Здесь прослеживается очевидное продолжение президентской линии, обозначенной еще в ежегодном послании: права и гарантии, предусмотренные законом, распространяются только на добросовестных участников оборота». Однако, по мнению Морева, истребованные и переданные в экономколлегию дела указывают на то, что суды нижестоящих инстанций, несмотря на формирование «принципиальной» позиции Верховного суда по этому вопросу, продолжают выносить противоречивые акты: «Указанная ситуация является следствием другой серьезной проблемы — отсутствия у определений экономколлегии, а также у правовых позиций и истолкований, которые содержатся в таких определениях – обязательного для нижестоящих судов статуса.

Рекомендуем прочесть:  Ук статья 56

Эта проблема была также отмечена в докладе, подготовленном группой экспертов ВШЭ и ЦРСП —

«После ВАС: Российское экономическое правосудие сегодня и завтра»

. в качестве одного из рисков, связанных с реформой по объединению ВС и ВАС РФ.

«Лизинговые дела» являются лишним подтверждением того, что для формирования устойчивого единообразия практики применения экономического законодательства необходимо наделить соответствующими полномочиями экономколлегию.

Ситуация, при которой акты экономколлегии де-юре не имеют обязательной силы для нижестоящих судов, как видно на примере «лизинговых дел», вынуждют Верховный суд, вместо формирования правовой позиции в рамках одного дела, систематически устранять идентичные ошибки нижестоящих судов», считает эксперт.

«Вопрос включения процентов по договорам лизинга в таможенную стоимость сколь злободневный, столь и давний. К нему успели обратиться и ВАС РФ (постановление от 5 июня 2012 г. № 13049/11), и Судебная коллегия по экономическим спорам ВС (дела № 304-КГ15-2700, 305-КГ15-15340), напоминает Олег Москвитин, партнер КА «Муранов, Черняков и партнеры».

При этом эксперт выделяет не неисполнение нижестоящими судами позиций высших инстанций: «Признается, что по общему правилу лизинговые проценты не должны включаться в таможенную стоимость (ТС), а декларируемая ТС презюмируется достоверной. Однако в том же деле № 305-КГ15-15340 ВС РФ прямо говорит, что возможно недобросовестное занижение стоимости лизингового имущества с необоснованным «перераспределением» лизинговых платежей, входящих в ТС, в пользу лизинговых процентов для экономии на таможенных платежах». Соответственно, по мнению эксперта, у таможенников есть основания ссылаться при случае на «недобросовестность» декларантов, а у судов – проверять данные доводы с учетом возражений компаний, «а здесь – уж кто победит: ситуация напоминает споры по необоснованной налоговой выгоде.

Есть известные всем разъяснения Пленума ВАС РФ, примеры разрешения конкретных дел высшей инстанцией, но в зависимости от обстоятельств споров выигрывает то бизнес, то – налоговики», резюмирует Москвитин. Наталья Постникова, эксперт по международному праву «ФинЭкспертиза», считает недостатком действующего режима таможенного оформления лизинговых поставок несоответствие предельного срока действующего таможенного режима временного ввоза (2 года) и обычного срока действия международного лизинга (около 5 лет). «Режим временного ввоза товаров предусматривает полное условное или частичное условное освобождение от уплаты таможенных платежей.

Поэтому по истечении двух лет стороны договора международного лизинга вынуждены заявлять о смене таможенного режима

«, – комментирует эксперт, – а именно в этот момент и возникают риски доначисления таможенных платежей»

.

По мнению эксперта, нынешняя правоприменительная практика свидетельствует о необходимости закрепления специального регулирования таможенного оформления операций с финансовым лизингом на законодательном уровне.

«Возможным вариантом решения могло бы стать расширение перечня категорий товаров, в отношении которых устанавливается более продолжительный срок временного ввоза»

, – предлагает Наталья Постникова. Михаил Комаров, Руководитель Группы таможенных услуг КПМГ в России, отмечает, что ВС РФ последователен в своей позиции не включать лизинговые платежи в таможенную стоимость импортируемых товаров:

«Так, в майском постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 12.05.2018 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» было дополнительно разъяснено, что в случае ввоза товара на основании договора выкупного лизинга не может признаваться таможенной стоимостью общая сумма лизинговых платежей, включающая в себя возмещение затрат лизинговой компании, не относящихся к стоимости предмета лизинга как товара»

.

Вместе с тем эксперт рекомендует для минимизации риска корректировки таможенной стоимости заранее готовить обоснование используемой основы определения ТС (например, отчет об оценке предмета лизинга) и максимально полный пакет документов, обосновывающих избранный метод определения таможенной стоимости и подтверждающих достоверность заявленных сведений.

«Отстоять свою позицию в суде с высокой вероятностью получится только в том случае, если организация поместила ввезенные товары под таможенный режим выпуска для внутреннего потребления, – считает Никита Сорокин, консультант Департамента налогового консалтинга «

ФБК Право», ссылаясь на Постановление Президиума ВАС РФ от 05.06.2012 № 13049/11 по делу № А29-7557/2010 и на Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.08.2013 по делу № А29-5167/2012. – Однако ввиду значительного количества судебных споров риск возникновения претензий со стороны проверяющих следует оценивать как высокий».

Comments are closed.