Обратная сила закона в административном праве

Обратная сила уголовного закона в нормах особенной части уголовного кодекса

В данной статье рассматриваются эффективность применения обратной силы уголовного закона в нормах особенной части уголовного кодекса РК в условиях гуманизации уголовно-правовой политики. Решение вопроса об обратной силе уголовного закона имеет наибольшее практическое значение применительно к нормам Особенной части уголовного законодательства. В отличие от норм Общей части все нормы Особенной части относятся к числу определяющих преступность и наказуемость деяний. В связи с этим квалификация норм Особенной части применительно к подчинению их правилам действия уголовного закона во времени значительно упрощается.

  1. нормы, устанавливающие преступность или наказуемость деяний, усиливающие ответственность или наказание, не имеющие, согласно ч. 3 ст. 5УК РК, обратной силы.
  2. нормы, устраняющие преступность или наказуемость деяний, смягчающие ответственность или наказание, имеющие в соответствии с ч. ст. 5 УКРК обратную силу;
  3. нормы иным образом улучающие положение лица, совершившего преступление, имеющие в соответствии с ч. 1 ст. 54 УК РК обратную силу;

Декриминализация может быть осуществлена путем специального указания об этом в законе. Исключение из Уголовного кодекса той или иной статьи означает, что предусматривавшееся ею деяние перестает быть преступлением, и, следовательно, лицо, совершившее такое деяние во время действия соответствующей статьи, не может быть привлечено к уголовной ответственности или, будучи привлеченным, подлежит освобождению от нее после отмены надлежащего закона ввиду отсутствия состава преступления. Так, приговором Октябрьского районного суда г.

Усть-Каменогорска В.П.Михайлов был признан виновным за незаконное приобретение, хранение наркотического средства без цели сбыта повторно, в крупном размере (ст.

214 ч. 3 УК КазССР), а также в предоставлении помещения для потребления наркотического средства (ст.

251-1 ч.2 УК КазССР). Суд назначил по совокупности преступлений 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и на основании ст. 49-5 УК КазССР определил принудительное лечение от наркомании.

Постановлением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан состоявшиеся по делу В.П.Михайлова. Решения были отменены по следующим основаниям. Введенным в действие с 1 января 1998 года Уголовным Кодексом Республики Казахстан уголовная ответственность за предоставление помещения для потребления наркотических средств не предусмотрена.

Поскольку закон, устраняющий преступность или наказуемость деяния, имеет обратную силу, в действиях В.П.Михайлова отсутствует состав вменяемого преступления [1,с.

27]. Отказавшись от административной преюдиции и включив новые признаки, повышающие общественную опасность деяния, законодатель сохранил ответственность за монополистические действия и ограничение конкуренции (ст. 196 УК РК, ст. 168-2 УК КазССР) и другие преступления.

Например, состав нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. 71 ч. 1 УК КазССР), входивший в главу «Иные государственные преступления», УК РК рассматривается как обычное транспортное преступление, непосредственным объектом которого являются общественные отношения в сфере обеспечения безопасности и эксплуатации механических транспортных средств (ст.

295 УК РК). Согласно сложившимся в теории и на практике правилам, квалификация преступлений подобного рода определяется специальной нормой.Специальная норма должна включать в себя все признаки общей, отмена этой специальной нормы не может означать полного устранения преступности и наказуемости соответствующего деяния.

В связи с этим справедлив вывод Ю.И.Ляпунова о том, что, решая вопрос о декриминализации деяния при исключении из УК той или иной конкретной статьи, необходимо установить, не соотносится ли она с определенной общей нормой и не содержится ли в содеянном признаки закрепленного в ней состава преступления. При отрицательном ответе лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности, при положительном, -напротив, может быть привлечено к таковой, но только общей уголовно-правовой нормой [2, с.

4]. Так, в УК РК отсутствуют статьи, например, за угрозу совершить хищение радиоактивных материалов (ст. 205 -3 УК КазССР) и угрозу использовать таковые (ст. 205 -4 УК КазССР). Это не значит, что указанные деяния перестали быть уголовно наказуемыми, поскольку и первый и второй составы охватываются в новом УК одной общей нормой — ст.

233 УК РК, устанавливающей ответственность за терроризм. При решении вопроса о возможности прекращения уголовного дела в связи с декриминализацией совершенного во время действия прежнего закона деяния правоприменитель должен проверить наличие в новом законе нормы, содержащие более общие признаки соответствующего деяния. Наряду с ведением новых статей и исключением некоторых прежних составов, для Особенной частиУК РК характерно весьма существенное уточнение многих составов путем указания на специальные признаки субъекта преступления, введения новых обязательных признаков, определения целей и мотивов преступления и т.д.

Вторую группу норм Особенной части, обладающих обратной силой, составляют нормы, смягчающие ответственность или наказание.

Правильное понимание того, какой из двух составляемых законов является более мягким, имеет принципиально важное и неоценимое значение.

  • Устанавливает менее тяжкий вид основного наказания;
  • Сохраняя основное и дополнительное наказание, вводит альтернативноменее строгие виды основного наказания.
  • Снижает максимальный или минимальный пределы наказания или один из них при неизменности другого;
  • Не меняя основного наказания, отказывается от одного или нескольких наказаний;

Вопрос о том, старый или новый закон в таких случаях предусматривает более мягкое наказание, не был урегулирован ни в прежнем, ни в ныне действующем уголовном законодательстве.

В теории дискуссионность этой проблемы сохраняется уже на протяжении более чем 100 лет.

По сведениям М.И.Блум, отдельные зарубежные ученые в XIX веке предлагали дать возможность самому подсудимому избрать более благоприятное для себя наказание, установленное новым или старым законом. В советской юридической литературе по данному вопросу были высказаны противоположные мнения.

Так, одни авторы при определении более мягкого уголовного закона предлагали сопоставить высшие пределы наказаний [3, с. 273-274], другие — низшие пределы наказаний [4, с.

117-118]. По нашему мнению, применительно к действующему УК РК предпочтение необходимо отдать следующей позиции, если новый закон одновременно повышает минимальный и понижает максимальный пределы наказания, то он признается более мягким, поскольку у суда ст. 55 УК есть возможность при соответствующих обстоятельствах назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного новым законом, а перейти верхний предел он не вправе [3, с. 18; 5, с. 32-48], следует иметь в виду, что УК РК предусматривает новую классификацию преступлений, основанием которой является именно максимальный предел наказания.

Оттого, к какой категории отнесено совершенное лицом преступление, зависят, например, сроки привлечения к уголовной ответственности, условно-досрочное освобождение и т.д. Смягчение ответственности за совершенное преступление возможно путем изменения не только наказуемости деяния, но и описанных в диспозиции признаков состава преступления. На решение вопроса о придании закону обратной силы могут повлиять такие предусмотренные новым законом (или исключенные из прежнего закона) признаки, как неоднократность, наступление определенных последствий, мотивы, цели преступления, изменение или расширение разновидностей преступных действий, изменение квалифицирующих признаков и т.д.

Следовательно, в интересах подсудимого, чтобы ему было назначено наказание по статье, устанавливающей более низкий верхний предел наиболее строгого вида наказания. В случаях, когда новый закон одновременно повышает минимальный и понижает максимальный предел наказания, совершенное до его вступления в силу, деяние следует квалифицировать по соответствующей статье нового уголовного закона.

При этом, назначая наказание, суд должен иметь в виду, что новый УК имеет обратную силу лишь в части, снижающей максимальный предел наказания; минимальный предел наказаний определяется в соответствии с санкцией прежнего уголовного закона. Более трудным с точки зрения теории и практики является вопрос о соотношении понятий «особо крупного размера» в УК 1997 года во времена рыночной экономики и «крупного размера» сегодняшнего капиталистического времени.

Принципиально важно представляться ответ на вопрос: имеет ли п.2 примечания к ст.

175 УК РК обратную силу в отношении времени.

Исходя из смысла примечания к ст. 175 УК РК указание в пункте втором «на момент совершения преступления» исключает придания обратной силы новому признаку «крупный размер».

То есть судебно-следственным органам при определении особого размера или крупного размера хищения следует исходить именно из того МРП, который был установлен в момент окончания или пресечения преступной деятельности. Профессор Б.Волженкин, поддерживая указанную позицию, отмечает:

«П роизводившееся в силу развития инфляционных процессов и роста цен повышение размера оплаты труда (В Казахстане — МРП) не означало изменения положений уголовного закона о размерах хищениях »

[5]. С позицией не согласился профессор Ю.И.Ляпунов .

отмечавший, что дополнение текста соответствующих « Примечаний » указанием «на момент совершения преступления является изменение», поскольку оно необоснованно исключает придание признаку «крупный размер» обратной силы даже в тех случаях, « когда изменения его количественно-стоимостного содержания в денежном выражении превращают деяние (в новой оценке), смягчающее наказание. Итак, подведя итоги всему вышесказанному, считаем необходимым присоединиться к мнению А.И.Бойцова о том, что более мягким является закон, предоставляющий виновному более благоприятную квалификацию (осуждение) и более щадящее наказание (принуждение).

Разумеется, эта формула не может гарантировать принятие правильных решений, поскольку заранее разработать исчерпывающий перечень ситуаций обратимости (необратимости) закона в практическом плане просто невозможно.

В то же время нельзя найти такой ее аналог для пользователей, который навсегда избавил бы всех от кропотливой аналитической работы по установлению соотносительной тяжести законов.

В случаях, когда вносимые новым законом изменения носят спорный характер, порядок применения некоторых из норм может, на наш взгляд, комментироваться законодателем либо в законе о введении в действие нового закона, либо в специальном приложении. На наш взгляд, по проблемам обратной силы уголовного пакта необходима реализация следующих предложений по усовершенствованию действующего Уголовного кодекса Республики Казахстан:

  1. если после совершения преступного деяния до вступления приговора в законную силу будут приняты законы, предусматривающие различные по своей тяжести наказания, либо ответственность за это деяние будет сначала отменена, а затем восстановлена, применяется наиболее благоприятный для виновного закон.
  2. если новый уголовный закон смягчает наказание, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению всем осужденным пропорционально смягчению наказания в максимальных пределах, предусмотренных новым законом;
  3. временем совершения преступлений, заключающихся в совершении нескольких действий, является время совершения последнего действия, входящего в объективную сторону преступления;
  4. закон об уголовной ответственности, частично смягчающий ответственность, а частично ее усиливающий, имеет обратное действие во времени лишь в той части, которая смягчает ответственность;

Представляется также необходимым во всех статьях Особенной части Уголовного кодекса, где возможна только неосторожная или неосторожная и умышленная форма вины, прямо указать в законе об этом. Кроме того, считаем вполне обоснованной инициативу отдельных ученых, предлагающих ввести в Общую часть УК специальный раздел «Правила квалификаций преступлений», связав воедино все достижения в этой области, содержащиеся в нормативных постановлениях Пленарного заседания Верховного Суда, теоретических трудах и т.д.

Полагаем, аналогичный раздел в Общей части УК РК мог бы вполне содержать ряд статей, посвященных квалификации преступлений при обратном действии норм нового уголовного закона.

Comments are closed.