Токсическое действие сульфата натрия

Лауретсульфат натрия: зловещий интернет-триллер о всемирном заговоре производителей косметики

Лауретсульфат натрия – пожалуй, наиболее распространенное анионное поверхностно-активное вещество в средствах, предназначенных для очищения кожи и волос. С частотой его встречаемости в косметической продукции может сравниться разве что обилие пугающих слухов, распространяемых на просторах Интернета. Слухи часто грешат неточностями, не говоря уже об откровенной некорректности и передергивании.

Не утверждая, что этот ингредиент – «белый и пушистый» эликсир здоровья и красоты, попробуем, однако, разобраться, так ли он страшен, как нас пугают.

Итак, лауретсульфат натрия (он же sodium laureth sulfate или sodium lauryl ether sulfate (SLES)) вещество из группы анионных ПАВ. От лаурилсульфата натрия, с которым его принято путать (или сознательно не делать различий) в интернет-страшилках, его отличает наличие этоксилированных звеньев в углеводородном «хвосте».

Это делает его намного более мягким по отношению к коже и слизистым оболочкам, чем лаурилсульфат, и улучшает пенообразование, особенно в жесткой воде.

Основные причины, по которым он так часто применяется в моющих составах для кожи и волос – его хорошее очищающее действие, способность давать обильную пену и, конечно, невысокая стоимость. Кстати, последнее не ставил в вину этому ингредиенту только ленивый: дешевая «фухимия»! Однако при этом почему-то забывают, что невысокая цена в отношении ингредиента для косметики – вовсе не синоним низкого качества: это говорит лишь о простом, недорогом, хорошо отработанном способе производства и доступности исходного сырья.

Второе, в чем принято упрекать лауретсульфат – это его раздражающее действие на кожу и слизистые оболочки. Не станем отрицать очевидное: растворы лауретсульфата натрия действительно обладают раздражающим действием. Да, оно гораздо меньше, чем у его неэтоксилированного предшественника – лаурилсульфата, но тем не менее присутствует: Как видим, из анионных ПАВ лауретсульфат натрия – вовсе не самый страшный представитель.

Однако, если сравнивать его с ПАВ других классов – неионными или амфотерными, картина окажется уже иной: В 1983 году независимый экспертный совет The Cosmetic Ingredient Review (CIR) опубликовал заключение по оценке безопасности лауретсульфата натрия на основании многочисленных исследований. Согласно этим данным, в окклюзивном патч-тесте на животных, когда вещество находилось в контакте с поверхностью кожи в течение 24 и 48 часов без смывания, в ряде исследований наблюдалось сильное раздражение при концентрации лауретсульфата натрия 15-30% [1].

Лауретсульфат натрия также раздражает глаза: в тесте Драйзе (не будем забывать, обзор опубликован в 80-е годы прошлого века, когда тесты на животных еще не были запрещены) было установлено, что в концентрации 1,3-7,5% наблюдается легкое раздражение, тогда как в концентрации 10-30 % (то есть, очень высокой) – раздражение от умеренного до сильного.

Но все эти данные было бы некорректно экстраполировать на средства для очищения кожи и волос – и не только потому, что такие высокие концентрации данного ингредиента применяются крайне редко, и лишь, пожалуй, в профессиональных шампунях, но и потому, что условия контакта с кожей в тесте существенно отличаются от условий применения гелей для душа или шампуней в обычном режиме, когда средство смывается с кожи после непродолжительного контакта с ней, а не остается под непроницаемой или полупроницаемой повязкой на 24 или 48 часов, и уж тем более не предназначено для контакта с роговицей глаза.

По этой причине, а также с учетом достаточно хорошего токсикологического профиля, лауретсульфат натрия в составе косметических средств, принимая во внимание практику их применения и используемые концентрации, был признан безопасным.

В 2010 году было опубликовано дополнение CIR к предыдущему заключению с аналогичными выводами.

Механизм раздражающего действия ПАВ – комбинация ряда причин: способности связываться с белками кожи, растворять компоненты естественного увлажняющего фактора кожи, денатурации белков, вымывания склеропротеинов и липидов, инактивации ферментов и т.п.

В низкой концентрации ПАВ повышают текучесть липидных пластов рогового слоя, а в высокой вызывают разрушение их жидкокристаллической структуры и вымывание липидов. При взаимодействии любого ПАВ с эпидермисом наблюдается набухание рогового слоя и увеличение его проницаемости.

Как правило, за нежелательные воздействия «ответственны» индивидуальные молекулы ПАВ, не организованные в мицеллы [2].

в случае анионных ПАВ они ведут себя в растворе как сильные электролиты, взаимодействуя с белками и ферментами кожи, что приводит к развитию раздражения. Существует несколько приемов, позволяющих существенно уменьшить раздражающее действие основного анионного ПАВ в рецептуре. Один из таких приемов – введение в состав ПАВ, дерматологически более мягких (как правило, это неионогенные или амфотерные ПАВ).

Эффективность этого подхода была установлена еще в семидесятые годы прошлого века и подтверждена в экспериментах на коже человека in vivo в девяностые: таким образом удалось уменьшить раздражающее действие даже «золотого отрицательного стандарта» – лаурилсульфата натрия. Наиболее вероятным механизмом такого влияния мягких ПАВ является образование смешанных мицелл, в результате чего снижается критическая концентрация мицеллообразования. Это уменьшает содержание в растворе индивидуальных молекул анионного ПАВ, ответственных за раздражение кожи.

Те же закономерности наблюдаются и в случае лауретсульфата натрия: добавление мягких ПАВ позволяет заметно снизить его раздражающее действие на кожу и слизистые оболочки, что хорошо видно на приведенных ниже диаграммах, характеризующих совместимость ПАВ с кожей и слизистыми. Другие компоненты рецептуры также способны уменьшить раздражающее действие ПАВ.

К таким компонентам относятся усилители липидного слоя, способные восполнить недостачу вымываемых естественных липидов кожи и укрепить кожный барьер, увлажняющие компоненты, ингредиенты с антираздражающим действием, а также специальные загустители и полимеры, способные связывать молекулы ПАВ таким образом, что концентрация свободных молекул в растворе не достигает значений, при которых проявляется их раздражающее действие, и т.п. Все это делает грамотно составленные рецептуры моющих средств для кожи и волос совершенно не похожими по дерматологическим характеристикам на водные растворы отдельных ПАВ.

Однако не одно лишь раздражающее действие инкриминируется лауретсульфату натрия на просторах всемирной паутины. Здесь и канцерогенность, и токсичность, и поражение печени… Но так ли все страшно?

Начнем хотя бы с того, что опасный, а тем более канцерогенный ингредиент, насчитывающий столько десятилетий применения и до сих пор не только не запрещенный, но и не ограниченный к использованию ни в одной стране мира, даже в Японии, с ее чрезвычайно жестким законодательством в области косметики – это, согласитесь, едва ли возможно, тем более, что сведения о безопасности косметического сырья регулярно анализируются и пересматриваются. В уже упомянутом экспертном заключении CIR 1983 г.

дополненном в 2010 году, сделан однозначный вывод об отсутствии у лауретсульфата сенсибилизирующего действия, мутагенности, канцерогенности, генной и репродуктивной токсичности.

Даже острая пероральная токсичность его ниже, чем у поваренной соли – согласитесь, это говорит о многом. С одной стороны, в процессе производства лауретсульфата натрия действительно в качестве побочного продукта может образовываться 1,4-диоксан, классифицированный как потенциальный канцероген для человека, то есть, эпидемиологические исследования не позволяют сделать вывод о более высоком уровне заболеваемости раком среди людей, контактировавших с этим веществом, однако для животных он является канцерогеном.

Помимо этого неприятного факта, 1,4-диоксан оказывает раздражающее действие, однако концентрация 400 мг/см 3. при которой не наблюдается отрицательного воздействия на организм, существенно превышает концентрацию, в которой эта досадная примесь может обнаруживаться в косметике, благодаря жесткому контролю технологии производства и чистоты продукта со стороны производителей косметического сырья.

Тем не менее, косметическая промышленность придает огромное значение безопасности продукции для потребителей и постоянно нацелена на снижение рисков – ведь косметику производят для получения прибыли, а не с целью отравить все человечество; быть «пойманным на горячем» в этой ситуации чревато большими проблемами для виновника, да и не верится как-то во всемирный заговор. Учитывая постоянное совершенствование методов обнаружения нежелательных примесей, заботу производителей сырья и готовой косметики о своей репутации и жесткое законодательное регулирование в области безопасности, вероятность, что применение косметических средств с лауретсульфатом натрия представляет угрозу для здоровья, практически нулевая.

Еще один «аргумент» против – то, что страшный и ужасный лауретсульфат натрия, оказывается, применяется в технических моющих средствах, обезжиривателях и т.п. Задумаемся: имеет ли это отношение к безопасности? Да никакого. У одного и того же вещества может быть множество сфер применения, и никого не смущает, например, что молочная кислота может применяться не только в косметике или пищевой промышленности, но и в протравном крашении и производстве пластификаторов для полимеров, а рапсовое масло – не только ценный продукт питания и косметическое сырье, но и источник получения смазочных материалов и биотоплива.

Получается, что и в этом отношении лаурилсульфат натрия – совершенно обычное вещество… В заключение хочется вспомнить пример великолепной шуточной мистификации, затеянной в 1989 году студентами Калифорнийского университета: они распространили в университетском кампусе листовки, предупреждавшие об опаснейшем загрязняющем веществе под названием dihydrogen monoxide. Согласно тексту листовки, эта коварная субстанция без цвета, вкуса и запаха используется в промышленности как растворитель и хладагент, применяется в ядерных реакторах, в производстве пестицидов, является основной составляющей кислотных дождей, вызывает эрозию почвы и коррозию металлов; длительный контакт с твердой формой вещества приводит к серьезным повреждениям кожи, а контакт с газообразной формой вызывает ожоги; попадание его в легкие может привести к летальному исходу. Это вещество обнаружено в злокачественных опухолях.

Оно вызывает наркозависимость: при воздержании от его потребления пристрастившемуся к нему человеку грозит смерть в течение 168 часов. Несмотря на эти чудовищные свойства, вещество активно и безнаказанно используется в промышленности.

Люди, работающие с ним, как правило, не получают спецодежды и инструктажа по технике безопасности. Правительства цинично замалчивают его вред и не делают никаких попыток запретить или хотя бы ограничить его широкое использование… Между тем сей страшный бич современной цивилизации – обыкновенная вода, и, что самое любопытное, все приведенные факты действительно правдивы. Но как часто форма подачи информации способна полностью поменять ее смысл.

Так что же такое лауретсульфат натрия – ядерный гриб из флакона с гелем для душа или обычный ингредиент, со своими достоинствами и недостатками, но при этом не единожды проверенный на безопасность? Думайте, сопоставляйте, анализируйте – и верьте только здравому смыслу и фактам.

Comments are closed.